Юрий Дмитриев под конвоем. Источник - www.svoboda.org
  • 30-09-2020 (11:11)

Посягнул на чекистского "бога"

Блогосфера о новом приговоре карельскому историку Юрию Дмитриеву

update: 30-09-2020 (13:11)

Верховный суд Карелии увеличил приговор историку Юрию Дмитриеву с 3,5 до 13 лет колонии. Дмитриев обвиняется в преступлениях сексуального характера в отношении несовершеннолетней, однако независимая экспертиза признала, что преступления не было. Общественность России уверена, что дело носит политический характер: Дмитриеву мстят за обнаружение и исследование мест массовых захоронений жертв сталинских репрессий.

Юлий Рыбаков:

"Новый приговор Юрию Дмитриеву — это плевок в лицо нашему обществу. Историк, Мемориалец — старик, которого возненавидели местные коммунисты за то, что тот вскрыл места массовых расстрелов жертв политических репрессий.

На него сфабриковали грязное уг. обвинение, но первый суд не признал их наличия. Тогда ему сфабриковали другое, но суд первой инстанции, видя, что и тут мало доказательств, судя по всему под давлением, был вынужден назначить хоть какой-то срок — ниже нижнего предела. Невиновный, который уже пробыл в заключении не один год, должен был освободиться через несколько месяцев.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Дело пошло в Верховный суд Карелии — а вслед за ним туда же пошли обращения сотен самых уважаемых людей нашей страны, ученых, актеров, политиков, правозащитников, юристов — они писали о том, что Верховный суд Карелии должен освободить человека, вся "вина" которого в том, что он искал и находил правду о злодеяниях большевизма.

Верховный суд Карелии отменил решение о 3,5 годах лишения свободы и заменил их на 13 лет содержания в колонии строгого режима. Для 65-летнего человека это смертный приговор. Даже если теперь Верховный суд РФ снизит его на несколько лет, это еще и приговор нашему обществу и всей правовой системе.

Кремль перешел к прямым репрессиям по отношению ко всем независимым, свободным людям и делает это демонстративно — в расчете на то, что запугает людей и сохранит свою аморальную, трусливую и жестокую власть".

Наташа Вильсон:

"Приговор Дмитриеву абсолютно бесчеловечный. Зачем, думаю, давать такой срок? Это же равноценно смертной казни в его случае? Тем более что этот режим вряд ли продержится ещё 13 лет и сам об этом знает? И Дмитриев после смены режима выйдет на свободу. Так зачем? Думаю — знаю "зачем": нагадить напоследок. Наделать как можно больше зла за оставшийся короткий промежуток времени. Спешат, спешат творить зло: времени-то все меньше и меньше".

Ольга Кортунова:

"Верховный суд Карелии только что изменил приговор главе карельского "Мемориала" историку Юрию Дмитриеву, увеличив срок до 13 лет лишения свободы (было три, и он должен был выйти в октябре).

Я не знаю, что написать (((
УПД: 13 лет строгого режима еще, оказывается — это реально для Дмитриева считай смертная казнь".

Андрей Мальгин:

"Слушайте, а ведь это реально империя зла. Рейган был прав (хотя он имел в виду СССР).
И кстати. Все пишут: "Верховный суд Карелии", "Верховный суд Карелии". А ведь это безумное решение выносила конкретная судья, и у нее есть имя и фамилия: Алла Раць. Мы не должны забывать имена палачей. Или закон запрещает называть их имена?"

Игорь Эйдман:

"Посягнул на чекистского бога.

Новый приговор Дмитриеву — фактически смертный — 13 лет пожилому человеку. Почему его сознательно убивают? Он же всего лишь историк, даже критикам Путина дают меньше.

Дело в том, что с точки зрения системы, его преступление страшнее. Он обличал даже не его королевское величество, а самого Господа Бога (ГБ), место которого в сознании правящей чекистской братвы занимает Сталин. Кощунников в средневековье сжигали на костре. Вот и Дмитриева в новое российское средневековье лихие инквизиторы потащили на аутодафе".

Сергей Давидис:

"Это торжество репрессивной машины и административного давления на суд. Даже не зная обстоятельств дела (анонимного доноса, организации тайного вторжения в жилище, многолетнего давления на девочку, бывшую приемную дочь Дмитриева, до того момента, пока не добились от нее хоть чего-то, что можно использовать в интересах обвинения, и т.д.), даже сам факт двоекратного оправдания и назначения наказания ниже низшего предела в российских условиях однозначно говорит о бесспорной невиновности. Но АП, ФСБ и прочие кураторы дела не смогли смириться с этим. Понятно, что система выстроена так, что любое проявление совести и справедливости, иногда, несмотря ни на что, случающееся на ее нижних этажах, будет исправлено на верхних. Для того, чтобы гарантировать это еще надежнее, беззаконные поправки к Конституции дали Путину дополнительные права по увольнению несогласных судей.

Мы по-прежнему не знаем, чем именно так разозлил власть Юрий Дмитриев: настойчивой борьбой за историческую правду, привлечением к Карелии неприятного местным властям внимания, неудобной общественной позицией. Или же он просто оказался удобной жертвой для того, чтобы опорочить в целом правозащитников, историческую память о репрессиях и "Мемориал". Или, что вероятнее, все это соединилось в его преследовании.

В любом случае сфальсифицированным уголовным делом уже нанесена страшная травма девочке, уже отнято четыре года жизни Юрия Дмитриева, а сегодняшнее судебное решение посягает, кажется, уже и на всю его жизнь.

Это ужасно. Но нельзя опускать руки. Нельзя прекращать борьбу.
Свободу Юрию Дмитриеву!"

Алина Витухновская:

"Историку Дмитриеву усилили наказание по обвинительной части с 3,5 лет до 13 колонии строгого режима. А оправдательную часть полностью отменили. Фактически это убийство. Пенитенциарная система России фактически превратилась в машину для убийств. Хорошо, в ФБ больше не мелькает стукаческая и агрессивная "журналистка" Миронова, убица коз и псевдоморалистка. Она обосновалась на Яндекс-Дзен — желтопресном гетто вполне ее уровня. Теперь Миронова не только убийца коз".

Александр Скобов:

"Мне очень жаль, что я оказался прав в своем, мягко говоря, скептическом отношении к первому приговору Юрию Дмитриеву, в котором некоторые мои товарищи усмотрели чуть ли ни тихое сопротивление совестливых судей репрессивному катку. Я уже тогда высказался в том плане, что нет тут ни сопротивления, ни совести, а есть лишь желание и на елку влезть, и задницу не ободрать. И если ты сдаешь системе главный рубеж — признаешь виновным невиновного человека, система все равно заберет все, что ты вроде бы у нее отбил путем "мудрых компромиссов". Так что зря на меня тогда обижались. Еще раз повторю: я был бы счастлив оказаться неправым".

Ирина Скачкова:

"Юрий Дмитриев — это сакральная жертва Путинского режима. ("Сакральная жертва" в данном контексте совершенно без сарказма.)
Наивысшую точку трагического абсурда этой ситуации придает то, что в стране приняли конституцию, в которой что-то написано про искажение истории. Те, кто это написал, сами искажают историю так, чтобы им было удобно.
Но судебное дело Дмитриева только лишь подчеркивает лживость и бесчеловечность власти. История все помнит. Не забудет и не простит.
Они мстят человеку, но этим делом уничтожают себя".

Кирилл Шулика:

"По делу Юрия Дмитриева вот что важно написать. Все-таки человеку дали 13 лет, что равно для него пожизненному сроку.

Вы видели фотографии, которые делал Дмитриев? Не те, что каловики слили в Телеграм, там неизвестно, что за фото, как с лабораторией Голунова, а вот из уголовного дела?

Вы слышали девочку саму, которой, кстати, именно менты сломали жизнь, в том числе сливами непонятно чего?

А это все основа обвинения, которая по понятным причинам, причем уважительным, обществу неизвестна.

Теперь вопрос...

Вы верите ментам, сослуживцы которых, например, состряпали дело Голунова, а таких дел еще тысячи?

Я понимаю, что от таких обвинений сложно отмыться. Но ведь тут важно то, что нам предлагается верить ментам. При том, что люди с бюстиками Дзержинского в кабинетах испытывали к тому, кто публиковал правду о сталинских репрессиях лютую ненависть".

Дмитрий Гудков:

"1. Замена 3 лет на 13 не имеет отношения даже к видимости суда. Такого разброса от одной инстанции к другой не бывает.

2. Причина только одна: на недавний приговор было обращено внимание общества — и власть постеснялась или постыдилась. Сегодня мы расслабились, будучи уверенными, что ничего плохого не произойдет — и в тишине произошло преступление. Это гопники, которые никогда не грабят под фонарем, а фонарь здесь — мы.

3. Это приговор не Юрию Дмитриеву, а всем нам — людям, ставящим личность выше государства и его машины. Дмитриев боролся со Сталиным и получил сталинский срок. Репрессии здесь — и уже ничем не прикрываются.

3. Что делать дальше?

— Во-первых, перестать молчать. Больше нельзя расслабляться и думать "обойдется". Не обойдется. Нас успешно бьют по одиночке.

— Во-вторых, я предлагаю две простых вещи. У нас — людей демократических взглядов — огромный вес в обществе. Но во власти мы не представлены. Значит, нужно делать то, что мы можем. Говорить и требовать.

Сегодня вторник. Если каждый вторник все единомышленники, в том числе "лидеры мнений" с огромной аудиторией, будут просто говорить о политических репрессиях в современной России, это уже уменьшит их обороты. Гопники боятся фонарей. Мы готовы?

И дальше: пора ходить на суды. Прямо сейчас в Пензе идет апелляция на дело "Сети". Туда ездят считанные журналисты и правозащитники. Идет дело "Нового величия" (процесс Павла Ребровского). Идет множество других дел — например, активистов Бессрочки по будке Генпрокуратуры и т.д. Ходить туда — наш гражданский долг. Мы делали это для жертв 27 июля — и остановились. А репрессии — продолжились.

Кто не ходит в суды, приближает свои собственные.

Кто не борется с репрессиями — сам становится их жертвой".

Николай Подосокорский:

"Думаю, это своего рода такой циничный ответ на апелляцию и недавнее письмо интеллигенции, просившей передать дело Юрия Дмитриева в другой регион. В этом письме, обращенном к председателю Верховного суда Республики Карелия Анатолию Наквасу, в частности, говорилось: "Скажите, как это вообще возможно, чтобы при заседании по такому важному делу в Верховном суде республики не работал или плохо работал звук, а подсудимый фактически оставался без грамотной защиты? А как возможно внезапное назначение новой экспертизы фотографий по делу о порнографии, по которому Дмитриев ДВАЖДЫ оправдан? Неужели многочисленные экспертизы в Институте Сербского, специализированной психиатрической больнице в Санкт-Петербурге, доказавшие полное отсутствие "педофильских" мыслей и сексуальных отклонений в поведении Дмитриева, принятые судами первой инстанции, для апелляционного суда — звук пустой? Так же как пустым звуком оказываются мнения специалистов по фотографии, среди которых были сотрудники Государственного Эрмитажа, кандидаты и доктора наук, не увидевшие в снимках ничего порнографического?"

Такой плевок нашего кривосудия в лицо всем, кто выступал в защиту неудобного системе Дмитриева — мол, раз вы не унимаетесь, то получите еще более суровый приговор. А не заткнетесь совсем, то можем и пожизненное дать. На самом деле 13 лет колонии строгого режима по такой статье для 64-летнего историка, имеющего серьезные проблемы со здоровьем, это и есть самый настоящий смертный приговор. И он тем более ужасен, что Дмитриев не виновен. Все происходящее — месть карельских силовиков за его многолетние расследования сталинских репрессий в Карельском крае".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...