Теоретически, прогрессивные трансформации в различных областях общественной жизни должны бы происходить более-менее равномерно. Но в таком случае мы бы наблюдали определенное соответствие между уровнем научно-технического развития и цивилизованностью общества. На практике же этого не происходит. Более того, закон разновекторного и неравномерного развития говорит скорее об обратном, т.е. о закономерности политических, социальных, экономических и научных диспропорций, что нередко приводит к серьезным политическим проблемам.

По мере того, как наука все более превращается в индустрию знаний и научно-техническое развитие ускоряется, научно-политические противоречия могут обостряться, так как с развитием технологий появляются новые возможности для узурпации власти, когда даже небольшая группа варваров, организованных в диктаторский режим, может довольно долго удерживать в повиновении многие миллионы. Правда, появляются и невиданные до того возможности сопротивления. Но играть в политическую лотерею и рисковать в таких важных вопросах всё же не следует. Поэтому граждане должны найти эффективные способы самозащиты и создать систему, блокирующую захват варварами новых, потенциально политически опасных технологий.

Сказать это гораздо легче, чем сделать. Хотя, в принципе, авторитарный режим вследствие самой своей природы должен проигрывать цивилизованному обществу в научно-техническом соперничестве. Тут действуют сразу несколько факторов, имманентных для диктатур, среди них: высокий уровень коррупции, относительно низкая эффективность экономики, нерациональное использование природных и особенно людских ресурсов. Ведь инновационный поиск нуждается в свободной, открытой социальной среде. Не страх, а живое творчество, соревновательность и заинтересованность наилучшим образом способствуют успехам в науке.

Вспомним опыт Германии 30-х годов. Как много талантливых исследователей покинули имперско-расово озабоченный тоталитарный Рейх и внесли весомый вклад в научно-техническое лидерство США. Проект "Манхэттен" может послужить хорошим примером того, как это работает. Под опекой генерала Гровса и под руководством Оппенгеймера интернациональная команда ученых и инженеров в кратчайший срок осуществила атомный прорыв, открывший новую эру и новые возможности для человечества. Кроме того, значительное число светлых голов из Европы, уехавших в США от диктаторских режимов, внесли существенный вклад в развитие американского общества и по другим направлениям. В то время как немецкая наука все больше погружалась в состояние застоя из-за оттока талантов и "волюнтаристских" решений диктатора-варвара.

Казалось бы — все просто и закономерность очевидна. Но, как показывает опыт СССР, в определенных условиях, на некоторое время и тоталитарный режим может создать в научной среде обстановку энтузиазма, патриотизма, соревновательности и материальной заинтересованности, поднять престиж научного труда довольно высоко. Да, советской науке было чем похвастаться. Правда, сейчас уже трудно подсчитать, в какой мере достижения советских ученых зависели от успешной работы советских разведчиков. Тем не менее паритет по многим важным направлениям был достигнут.

К сожалению, и современные реалии это доказывают, научно-техническое развитие человечества не сопровождается соответственным усовершенствованием социально-политической системы и морально-психологическим развитием индивидуумов. Вследствие чего на данном этапе возникла очень опасная диспропорция между научно-техническими возможностями и морально-психологическим несовершенством людей. Эту диспропорцию жизненно важно ликвидировать.

Не должен варвар иметь в своем распоряжении оружие массового поражения (ОМП) и другие политически значимые технологии и диктовать свою волю цивилизованным странам.

Проблема эта чрезвычайно сложна, и решение должно быть системным, диалектическим, гармонично сочетающим как оперативно-тактические мероприятия, так и стратегические программы, включая надлежащее развитие системы образования и социально-психологического взаимодействия. Каким образом человечество может защитить себя от варвара с ОМП и что это должна быть за система, контролирующая использование достижений науки и техники? Ответ на этот вопрос может быть найден только в процессе длительной творческой работы сознательных граждан, посредством дискуссий, исследований, социально-политических экспериментов. Особую роль в системе защиты должны сыграть ученые, говоря шире — академическая общественность. Люди, производящие знания, обязаны думать о возможных последствиях материализации их идей.

Чем раньше граждане приступят к решению этой критически важной задачи — тем лучше. В нашем положении тратить время опасно. Человеческая цивилизация — это довольно хрупкая система, сообщество крохотных живых комочков, обитающих на пылинке, которая с огромной скоростью носится вокруг раскаленной песчинки в неисчислимой совокупности галактик. Мы одни в этом мире, помощи ждать неоткуда и надеяться не на кого, кроме как на самих себя (разве что инопланетные соседи сжалятся). Поэтому только ответственность, взаимоуважение и творческое сотрудничество позволят нам выжить в этом очень опасном мире. Детство и юность нашей цивилизации уже прошли, погуляли, побезобразничали, пора и за ум браться.

Юрий Рарог

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Уважаемые читатели!
В последнее время система комментариев, существующая на нашем сайте, перестала работать благодаря очередным "улучшениям" со стороны Фейсбука. Мы пытаемся решить эту проблему. Будьте, пожалуйста, терпеливыми!
А пока можете оставлять свои комментарии в нашем Telegram-канале https://t.me/kasparovru
Спасибо, что вы с нами!