КПРФ в очередной раз подтверждает свою репутацию "политического кентавра". Как у мифологического существа были две идентичности, то и у партии тоже – одна лояльная, вторая оппозиционная.

Именно "кентавр" позволяет КПРФ держаться на плаву уже почти три десятилетия, не только сохраняя свой ядерный идеологический электорат, но и привлекая немалую часть протестных избирателей. И в то же время не испортив отношений с властью, которая, несмотря на наличие "точек напряжения" в отношениях с партией (от "казуса Грудинина" до нынешней публичной активности Валерия Рашкина), воспринимает ее как часть существующей политической системы, в целом придерживающейся неформального консенсуса по четырем пунктам – оборона, безопасность, внешняя политика и борьба с экстремизмом (под последним понимается противодействие так называемой "внесистемной" оппозиции).

Правда, сейчас депутаты от КПРФ устраивают акции, на которые приходят и демократы, являющиеся их идеологическими оппонентами, но при этом ситуативными партнерами (слово "союзники" было бы слишком обязывающим). Но при этом Геннадий Зюганов на встрече с президентом довольно осторожно отзывается об электронном голосовании, не призвав к отмене его результатов в Москве. Более резко он концентрировал внимание на локальных ситуациях в Брянской области и в Уссурийске, где, кстати, голосовали, как обычно, на участках. Кстати, и Элла Памфилова уже упомянула о брянских нарушениях – так что претензии Зюганова не выходят за пределы лояльности. Рашкин заходит дальше, но тоже с оглядкой – на встрече с избирателями 25 сентября ораторами были только депутаты-коммунисты, чтобы правоохранители не вмешивались. Они, кстати, особо и не препятствовали – разве что запустили патриотическую песню, которая мешала выступающим.

Конечно, риторика, звучащая на таких встречах, власти не нравится – этим и объясняется силовое давление на московских коммунистов накануне акции. Но в этих событиях есть и оборотная сторона – выпускается пар, а КПРФ не предпринимает усилий для того, чтобы масштабировать протест, чтобы не увеличивать политические риски. К тому же, параллельно с протестами, партия участвует в торге за посты председателей думских комитетов, стремясь не только сохранить, но и увеличить свою квоту в связи с численным ростом фракции. Так что кентавр продолжает существовать – и с этим связано политическое долголетие Зюганова, который является оптимальным лидером "кентаврической" конструкции.

Алексей Макаркин

t.me

! Орфография и стилистика автора сохранены

Уважаемые читатели!
В последнее время система комментариев, существующая на нашем сайте, перестала работать благодаря очередным "улучшениям" со стороны Фейсбука. Мы пытаемся решить эту проблему. Будьте, пожалуйста, терпеливыми!
А пока можете оставлять свои комментарии в нашем Telegram-канале https://t.me/kasparovru
Спасибо, что вы с нами!